Преемственность развития образования в дореволюционной и советской России
Страница 5

Материалы » Преемственность развития образования в дореволюционной и советской России

В тронной речи по случаю открытия заседаний I Государственной Думы Николай II включил народное просвещение в число основных государственных приоритетов, требующих сотрудничества верховной власти с "выбранными от народа" (наряду с выяснением и удовлетворением нужд крестьянства и общим повышением благосостояния). Эта принципиальная позиция неоднократно подтверждалась и позже. Известно, что отношения между правительством и Государственной Думой даже в самые спокойные времена были крайне непростыми, чреватыми большими и малыми конфликтами, а нередко и прямым противостоянием. Тем не менее образование действительно стало одной из сравнительно немногих областей их конструктивного сотрудничества, установившегося, правда, не сразу. Первые два состава "думцев" оказались к этому непригодными - в одном случае из-за того, что все помыслы депутатов были захвачены не государственным строительством, а революционной борьбой, в другом - из-за преобладания депутатов с невысоким уровнем образования из так называемой полуинтеллигенции. Зато более правая по своему составу III Государственная Дума ("столыпинская"), впервые просуществовавшая на протяжении всего отведенного ей по закону срока (1907-1912), с самого начала обратила особое внимание на развитие образования, добиваясь существенного ускорения данного процесса. На протяжении 5-летнего срока своих полномочий III Государственная Дума четырежды принимала законопроекты о дополнительных ассигнованиях на расширение школьной сети, которые после утверждения их царем становились законами.

Особенное значение имело обсуждение Государственной Думой и Государственным Советом законопроектов, касавшихся введения всеобщего обучения. Еще в 1906 г. под руководством министра народного просвещения И.И. Толстого был разработан и согласован с земствами план перехода к всеобщему обучению, реализация которого была рассчитана на 10 лет. В ходе обсуждения возможностей его реализации было выдвинуто предложение не рассматривать расходы на введение всеобщего образования в рамках обычного ежегодного бюджета, а зафиксировать в законе необычный для финансовой практики принцип систематического наращивания кредитов на эти цели на 10 млн. руб. ежегодно.

Такое решение было нетрадиционным. Оно ломало все бюджетные каноны и в силу этого вызвало довольно резкие нападки финансистов. Тем не менее правительство признало принцип финансирования по нарастающей соответствующим высшим государственным соображениям. Председатель Совета министров В.Н. Коковцев заявил, что дело начального образования среди всех государственных потребностей является самым непреложным и святым. Такая позиция премьера весьма выразительно характеризует государственные приоритеты и отношение высшей власти к образованию.

Если в 1900 г. из средств российского государственного бюджета на нужды народного просвещения было отпущено 34 млн. руб. (примерно 1,8% его расходной части), то к 1913 г. государственные ассигнования на эти цели увеличились более, чем в 4 раза, а доля их в росписи государственных расходов поднялась до 4,3% [11, с. 190]. В 1914 г. общие расходы государства, земства и городов на образование достигли примерно 300 млн. руб. - по оценкам некоторых историков, это больше, чем в таких странах, как Франция и Великобритания (хотя по ассигнованиям в расчете на душу населения Россия все еще уступала ведущим мировым державам того времени) [12, с.115].

За полтора предреволюционных десятилетия общее количество школ в России увеличилось примерно в 17,5 раз, а число учащихся в них - в 2,5 раза (в 1915 г. оно превысило 9,5 млн.). Еще быстрее заполнялись с конца XIX в. аудитории высших учебных заведений. В особенности это касается периодов промышленного подъема, когда общая численность контингента студентов увеличивалась примерно на 15% в год. За годы царствования Николая II общая численность учащихся высших учебных заведений в России возросла в 3,5-4 раза. При этом разрыв между Россией и ведущими европейскими странами в относительном выражении быстро сокращался. Так, в 1895 г. в России на 100 тыс. человек приходилось в 3 раза меньше студентов, чем в Германии, а в 1908 г. это соотношение показателей выглядело уже как 1: 1,7 [13, с.171-178].

Важной стороной данного процесса была демократизация профессий, связанных с умственным трудом. Если в XIX в. отчетливо выраженный по сравнению с другими странами демократизм социального состава российского студенчества обеспечивался в первую очередь низовыми слоями города, то в 1900-е и особенно в 1910-е гг. в стенах высших учебных заведений появляется довольно много студентов из крестьян [там же].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Средневековая Франция
Племенной союз франков сложился примерно к началу III века из нескольких более древних германских племен: батавов, хамавов, хаттов, сугамбров и некоторых других. Сами франки делились на салических, живших по Нижнему Рейну, и рипуарских, о ...

Позиции России, Англии и Франции по вопросам о проливах
В декабре 1913 г. Сазонов сообщил царю: «Проливы в руках чужого государства означают подчинение всего юга России этому государству» [17, с. 152]. Год спустя он снова заявил, что они являются «жизненным нервом во всей нашей экономической ж ...

Хаменеи - соратник и продолжатель идеи Хомейни
Аятолла Хаменеи был учеником имама Хомейни, который был символом научного новаторства и глубокого знания богословия и принципов веры. Важнейшей чертой имама было его благочестие. Во-первых, друзья и враги, иранцы и иностранцы, мусульмане ...