Преемственность развития образования в дореволюционной и советской России
Страница 6

Материалы » Преемственность развития образования в дореволюционной и советской России

В 1910 г. Министерством земледелия была выработана программа организации высших учебных заведений сельскохозяйственного профиля, которую надо рассматривать как серьезный шаг вперед в развитии управления образованием. Программа представляет собой по сути дела первый отечественный образец стратегического планирования специализированных систем подготовки научно образованных кадров с учетом потребностей соответствующих отраслей экономики. Идея перспективного планирования развития высшей школы нашла поддержку в правительстве, в том числе лично у председателя Совета министров П.А. Столыпина. В 1911 г. была даже предпринята попытка создать особый надведомственный орган стратегического планирования высшего образования в единстве всех его направлений - Особое совещание товарищей министров и главноуправляющих министерствами под председательством министра народного просвещения.

Небывалая по своим масштабам мировая война продемонстрировала и немалые успехи России в развитии промышленности, образования, научно-технической мысли, и наличие во всех этих сферах многочисленных узких мест, а также исключительную хрупкость социальной и политической конструкции империи. Главной бедой было то, что при наличии высокого качества вооружений и кадров, во всем ощущалась их нехватка.

В этой ситуации в кругах имперской бюрократии возникли проекты нового "прорыва" в образовании, который должен был в ближайшей перспективе снять проблему дефицита обученных кадров на всех уровнях общеобразовательной и профессиональной подготовки. Ключевой фигурой этой "новой волны" в российском образовании стал П.Н. Игнатьев, сменивший в 1915 г. склонного к полицейским мерам и ненавистного либеральной интеллигенции Л.А. Кассо на посту министра народного просвещения. П.Н. Игнатьев был типичным "столыпинцем". Новый министр посчитал необходимым строить образование на национальных основах. Выступая в Государственной Думе, он говорил о том, что одно из главных препятствий к этому надо видеть в проявлениях "того отрицательного отношения ко всему русскому, которое в течение двух столетий внедряли в сознание русского интеллигентного человека". Вместе с тем в организацию учебной работы и повседневной жизни учебных заведений вносился значительный элемент либерализации. Возглавлять "мозговой центр" проектируемой реформы было поручено признанному корифею русской гуманистической педагогики - П.Ф. Каптереву.

В ходе осуществления намеченных преобразований предусматривалось окончательное решение вопроса о всеобщем начальном образовании, которое теперь должно было стать обязательным. По планам, это произошло бы не позднее 1922 г. Предполагалось также полномерное претворение в жизнь принципа непрерывности обучения и интегрирование всех типов средних школ в единую национальную школу, окончание которой давало бы право поступать в любые высшие учебные заведения без ограничения.

Отметим, что за несколько лет до революции Министерство народного просвещения разработало план университетского строительства, согласно которому в различных городах Российской империи намечалось создать 15 новых университетов. Несмотря на то, что реализацию замыслов сдерживали финансовые трудности военного времени, в эти годы список российских университетов пополнился еще двумя - Ростовским и Пермским.

Однако воплотить в жизнь успели лишь отдельные элементы из всего того, что предполагалось сделать. Для реализации программы П.Н. Игнатьева не было достаточной социальной поддержки. Привлекательная для средних образованных слоев, она, с одной стороны, не вызывала сочувствия в среде аристократии, а с другой стороны - оказалась не слишком понятной низовым слоям населения. Следует отметить и то, что некоторые составляющие предложенной реформаторами модели образования выглядели несколько утопично (так, в рамках реорганизации школы ставился вопрос об упразднении переводных экзаменов, наград, медалей и даже балльной системы оценок, которую должно было заменить "возможно более частое осведомление родителей об успехах учеников"). Под огнем усиливавшейся критики П.Н. Игнатьев просил "снять с него непосильное бремя служения против совести" и в декабре 1916 г. был уволен в отставку. Министром народного просвещения (последним в истории императорской России) вместо него был назначен известный ученый-гистолог Н.К. Кульчицкий.

С победой Октябрьской революции 1917 г. в истории страны начался новый этап. В годы первых советских пятилеток развитие отечественного образования приобрело невиданный ранее темп и масштабы. В этом, однако, исходя из вышесказанного, по справедливости надо видеть не столько начало какого-то совершенно нового процесса, сколько продолжение (и возобновление) уже сформировавшейся тенденции. Несомненно, по окончании гражданской войны процесс развития образования ускорился. Но сам переход отечественного образования к развитию в "режиме с обострением" произошел, как это ни парадоксально, в "глухие" предреволюционные десятилетия. Именно в этот период определилась системообразующая роль высшей технической школы, окончательно сложилась российская модель подготовки специалиста, были сформулированы и отчасти опробованы многие ключевые идеи, использованные затем в стратегии форсированной модернизации советской эпохи (включая принципиально важную идею системного планирования развития образования на уровне государственной политики). Ну и, разумеется, именно в этот период был создан кадровый потенциал, без которого пришедшие к власти большевики, как это показывает начальный период их деятельности в качестве "партии власти", вряд ли могли произвести в сфере образования что-либо помимо "революционной ломки" и рискованных социальных экспериментов. Таким образом, последние три десятилетия существования Российской империи следует рассматривать как ключевой период российской просветительской модернизации. По своему объективному историческому значению он стал своего рода прелюдией к созданию того мощного образовательного потенциала, который впоследствии обеспечил превращение СССР в ведущую мировую державу.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Коллективизация - насильственная форма завершения тоталитарной системы государства
Долгое время партия объясняла необходимость коллективизации тем, что крестьянину-единоличнику не по силам было приобрести современную технику для обработки земли. Но даже если бы он ее приобрел, эксплуатация ее была бы невыгодна. На самом ...

Конкуренция в торгово-заготовительных операциях
Одним из главных достоинств частной торговли являлось то, что цены на товары в ней были ниже, чем в государственной и кооперативной. Основным источником позволявшим частным предпринимателям Восточносибирского края, как и в целом по стране ...

Совместная деятельность Сигурда Оттовича и Д.С. Лихачёва
Особо стоит упомянуть об отношениях Дмитрия Сергеевича Лихачёва и Сигурда Оттовича Шмидта, которые конечно, далеко выходят за рамки узко цеховых отношений двух видных ученых, посвятивших себя изучению русского средневековья. Конечно, Дмит ...