Предпосылки Куликовской битвы
Страница 4

Куликовская битва » Предпосылки Куликовской битвы

Для отрабатывания всех тактических приемов Дмитрию требовалось время.

Не сразу, но Дмитрию всё же удалось собрать под свои знамена войска из других русских княжеств. Привели ему на помощь свои полки и литовские князья, сводные братья Ягайло: Андрей Ольгердович Полоцкий и Дмитрий Ольгердович Брянский. Есть версии, что союзником Дмитрия был и хан Белой Орды Тохтамыш, ненавидевший Мамая. По разным оценкам войско Руси насчитывало от 50-60 до 300-400 тысяч русских воинов. Однако наиболее вероятным всё же является цифра в 50 тысяч воинов. Впрочем, даже пятидесятитысячное войско считалось в те годы колоссальным. Столь же сложно оценить и численность войск Мамая. Вероятнее всего силы были примерно равны или перевес был на стороне татар примерно 3:4 [40].

Русское войско в количестве 20 — 25 тысяч вышло из Москвы в Коломну по трем дорогам. Колонны выходили из Кремля через Никольские, Фроловские и Константино-Еленинские ворота. Из других княжеств прибыло 25-30 тысяч воинов. Несколько позже к ним присоединились псковские и брянские дружины под командованием двух литовских князей — братьев Ягайло. По разным причинам не было полков смоленских, нижегородских, новгородских и рязанских. Ополчение состояло из князей, бояр, духовенства, купцов, ремесленников и вооруженных холопов, то есть из всех слоев населения. Русская конница по численности не уступала пехоте. В ее состав уже входили отдельные ударные соединения тяжелой кавалерии — "кованая рать" [41].

В Коломне, на Девичьем поле, согласно «Сказанию», Дмитрий Иванович на смотре войска назначил главнокомандующих в полки. 20 августа войско двинулось северным берегом Оки на запад к устью Лопасни. Русские воеводы во главе с Дмитрием, как и до этого, действовали быстро и энергично, по плану, заранее разработанному. Первым из Коломны вышел с частью войск главнокомандующий великий князь Дмитрий Иванович. В пути с ним соединились остаточные отряды, а также Тимофей Васильевич Вельяминов. Через несколько дней, 27-28 августа, всё войско переправилось на южный берег Оки, при впадении в неё реки Лопани. У места переправы Дмитрий Иванович оставил Тимофея Васильевича – он должен был встретить и привести ещё не подошедшие «пешие рати или конные».

Путь многочисленного войска на встречу с Мамаем свидетельствует о высоком стратегическом искусстве русских полководцев [42].

Будучи уже к югу от Оки, Дмитрий Иванович послал «стражей». Это были Семён Мелик, Игнатий Крень, Фома Тынин, Пётр Горский, Карп Александров и другие воины.

Когда полки продвигались далее к Дону, воины из отряда Мелика доставили «языка». Пленник, один из приближенных к Мамаю, рассказал, что татары стоят на Кузьминой гати, но Мамай не спешит, ожидая присоединения литовских и рязанских сил. Однако известно, что Олег так и не выступил. Возможно, он решил придерживаться нейтралитета. Мамай ничего не знал о движении войск московского князя и не ожидал их встретить. Таким образом, у Дмитрия Ивановича был ещё один козырь [43].

Еще до сражения Дмитрию удалось взять в свои руки стратегическую инициативу, что позволило не дать соединиться силам противника и навязать Мамаю поле битвы, исходя из собственных тактических соображений. Пожалуй, все это во многом предрешило ход кампании.

Отметим некоторые особенности навязанного Мамаю поля битвы, то есть Куликова поля. Местность зажата между Доном и Непрядвой, то есть любой глубокий обход русских войск, в том числе и удар в тыл, оказывается невозможен. Более того, чтобы предупредить такое развитие событий или нейтрализовать возможный подход с тыла литовского войска, Дмитрий Иванович после переправы через Дон приказывает сжечь мосты. Не исключено, что в тылу русских войск были разосланы разведчики, задачей которых было вовремя заметить подобные намерения противника. В случае же попытки отрядов врага перейти реку, что, очевидно, было бы само по себе сложно (можно предположить, что местность по берегам была заболочена в ту эпоху), такую попытку можно было бы отбить не слишком значительными силами, и эту роль вполне мог бы сыграть один из резервов.

Фактически, Дмитрий Иванович навязал Мамаю игру по своим правилам. В сторону русских поле значительно сужается, а это значит, что ордынцы не имели возможности для манёвров, мешали друг другу и нарушали строй, в то время как русские полки могли свободно и обороняться и наступать [44].

Страницы: 1 2 3 4 5

Военная реформа
Местничество являлось одним из тех институтов феодального государства, которые обеспечивали монопольное право на руководящую роль в важнейших органах государства представителям феодальной знати. Сущность местничества состояла в том, что в ...

Предпринимательство на Руси с IX до XIX вв.
В результате объединения Киевского и Новгородского княжеств в 882 г. образовалось Древнерусское государство. Условно можно выделить три центра торгово-предпринимательской деятельности на Руси: Киевскую Русь (862 — 1237 гг.), Новгородскую ...

Захват западных и южных русских земель Литвой и Польшей
Включение в состав Великого княжества Литовского большого числа русских земель, причем с более высоким уровнем общественных отношений и культуры, вело к русификации этого государства. С XIV в. оно, собственно, и именовалось Великим княжес ...