Предпосылки Куликовской битвы
Страница 2

Куликовская битва » Предпосылки Куликовской битвы

Следует заметить, что в 60-е годы XIV века усиление Московского княжества и темника Мамая в Золотой Орде шло практически одновременно. Известно также, что Мамая поддерживали литовский князь Ягайло Ольгердович и Олег Иванович, князь рязанский. Литва была старинным врагом Москвы. Олег же пристал к татарам потому, что Рязанская земля лежала на пути татар, и, чем бы ни кончилось дело, он одинаково опасался и Орды, и Москвы [27].

К самой Куликовской битве, возможно, тоже привела не столько одна лишь политическая воля князя, сколько многочисленные нити исторического процесса. Скажем, «возвышение Москвы» на северо-востоке Руси с начала XIV века — факт хрестоматийный. Остановилось бесконечное дробление русских земель, а между некоторыми из них возникла тяга к союзу, которой и в помине не было в недавнем прошлом, и которой изо всех сил мешала прозорливая ордынская дипломатия. Еще менее осознан факт материального и особенно духовного подъема русских земель, начавшегося преодоления подавленности и отчаяния, пропитавших страну за три поколения беспрерывного террора и безнаказанных ограблений [28].

Возможно также, что одной из весомых причин битвы на Куликовом поле было не только независимое поведение Дмитрия Ивановича, а ещё и поражение карательного отряда под командованием Бегича на реке Воже в 1378 году. Это событие вызвало ярость правителя Орды Мамая. Окончательно утвердившийся в своих волжских владениях он стремился теперь восстановить в полном объеме власть Орды над русскими землями, ослабевшую за годы внутри ордынской смуты. Разгром на Воже показал возросшую силу московских полков и необходимость серьезной подготовки похода. Фактически, от исхода сражения зависело все будущее русско-ордынских отношений и обе стороны прекрасно понимали это. У Мамая появился весьма серьёзный соперник, который имел достаточно силы, чтобы прекратить постоянные нашествия на Русь и добиться, наконец, свободы.

В силу сложившихся событий, и Золотая Орда, и Русь готовились к грядущей битве. Сведений об армии, собранной Мамаем крайне мало, однако известно, что кроме собственников Золотой Орды в его войско входили камские булгары, крымские армяне, черкесы, ясы, буртасы. Властитель Орды нанял тяжелую «фряжскую» пехоту в генуэзских колониях Крыма, воинов с Северного Кавказа. Встречается информация о численности генуэзцев в 4 тыс. человек и о том, что за участие в походе Мамай расплатился с ними участком крымского побережья от Судака до Балаклавы. Согласно «Задонщине», под знамена Мамая встали девять орд и семьдесят князей. Значительную роль в мамаевом войске играли и отряды Арапши, полководца Тохтамыша, которые в 1376 году перешли на сторону Мамая. Точных данных о численности армии Мамая нет, однако можно предположить, что его силы были немногим больше, чем у Дмитрия Московского. То есть около 40 тысяч воинов[29].

Войско союзника Мамая, литовского князя Ягайло Ольгердовича было значительно меньше, и скорее всего не превышало 6-7 тысяч человек.

Войско Олега Ивановича, князя Рязани, изъявившего Мамаю покорность, во всем было схожим с войсками других русских княжеств, а по численности вряд ли превышало 3-5 тысяч человек [30].

Основная масса собранного Мамаем войска состояла из рядового кочевого населения, сформированного в отряды лёгкой, подвижной кавалерии, которая весьма ловко действовала в степных условиях. Что касается наёмных войск, несомненно, они не имели здесь решающего значения, так как численность их была невелика, хотя, конечно, нужно отметить их хорошую выучку и довольно богатый опыт [31].

Известно, что у монголов была довольно сильная конница, но пехота была значительно слабее русской, так как она не имела достаточной подготовки.

Что касается армии Руси, то здесь ситуация была несколько иного характера.

В 1371 году Дмитрию было всего 20 лет. Подготовить такое войско, чтобы Орда считала его опасным - дело не одного дня и не одного года [32].

Несомненно, что в отрочестве и в юности Дмитрий был окружен мудрыми советниками, которых Сименон наказывал слушать. Одним из блестящих достоинств Дмитрия было умение слушать советников, выбирать нужное и полезное, не считаясь с амбициозными советниками. Одним из самых важных был Дмитрий Волынский-Боброк, герой Куликовской битвы, а пока военный советник князя. К Дмитрию Ивановичу Волынский явился на службу с двумя взрослыми сыновьями, стало быть, человеком в возрасте и с немалым военным опытом [33].

Страницы: 1 2 3 4 5

Историография
Научная литература рассматривается нами в данной главе в трех планах, в расположении которых избран принцип от общего к частному. Во-первых, предлагается краткий обзор теоретических, концептуальных разработок учеными феодальной собственно ...

Кризис феодально-крепостнической системы в сельском хозяйстве
1. . С 20-х гг. XIX в. в России усиленно росли сельскохозяйственные общества, появилась обширная агрономическая литература. Все новое в сельском хозяйстве, что появляется за границей, в России обсуждается и пропагандируется. Здесь испытыв ...

Возвращение в Санкт-Петербург
Отправляясь в дальний путь, Миллер имел в голове широкие научные планы, свидетельствовавшие о ясности мысли и понимании стоявших перед ним задач. Но нельзя сказать, чтобы научная подготовка его соответствовала вполне обширности этих плано ...