Европейское направление французской дипломатии в конце XIX в.
Страница 4

Материалы » Европейское и колониальное направление французской дипломатии конца XIX-начала XX вв. » Европейское направление французской дипломатии в конце XIX в.

Уже с начала 1891 года шли упорные слухи о возобновлении на новый срок Тройственного союза. В июне выступления Рудини и Вильгельма II подтвердили эти догадки. Весьма распространенным было мнение о том, что Англия присоединилась к Тройственному союзу. Афишированное возобновление Тройственного союза, особенно при вероятном присоединении к нему Англии, делало настоятельной необходимость создания ему противовеса. В этой ситуации царское правительство становилось более сговорчивым в своих переговорах с французским. В развитии франко-русских отношений наступал новый, важный этап (40, с.72).

25 июля 1891 года к рейду Кронштадта подошла французская эскадра под командованием адмирала Жерве. Этот визит французской военной эскадры стал открытой демонстрацией франко-русской дружбы. Французские гости были встречены с большим радушием в Кронштадте, в Петербурге, в Москве, куда выезжала делегация французских моряков. Их встречала вся официальная, сановная Россия во главе с Александром III. Может быть, наибольшее впечатление на современников произвело обстоятельство вполне частного порядка: император Александр III с обнаженной головой прослушал исполнение французского национального гимна - "Марсельезы". Все было известно, что за гласное исполнение этой песни в России можно было попасть не только на допрос, но и в ссылку. То есть это был "символический жест", означавший "примирение царизма с Французской республикой" (26, с.212).

Одновременно с этими внешними демонстрациями франко-русской дружбы, за кулисами, в тиши дипломатических кабинетов велись интенсивные переговоры.

Еще 4 (16) июля Лабуле, французский посол предложил Гирсу два пункта, которые, по его мнению, могли бы служить "выражением принципов согласия между Россией и Францией". Гирс счел необходимым на докладе императору 23 июля доложить ему о французских предложениях. Он не решился оспаривать предложения французского правительства и оба его главных пункта:

1) установление сердечного согласия между обеими державами, со всеми практическими следствиями, и 2) соглашение о мерах, которые надо совместно принять в случае, если мир будет нарушен одной из держав Тройственного союза.

Александр III по докладу Гирса одобрил и идею соглашения с Францией в целом, и оба пункта соглашения (24, с.92).

Переговоры в Петербурге были в известной мере облегчены тем, что примерно за 3-4 недели до этого, в июне, генерал Обручев имел ряд важных бесед в Париже с генералом Буадефром. Этот обмен мнениями показал взаимную заинтересованность сторон в объединении их сил для отпора возможной агрессии со стороны Тройственного союза, а также в том, что для этого уже созрели все предпосылки. Вместе с тем, выявились и различия в планах соглашения между двумя странами. Франция хотела свести соглашение к военной конвенции, предусматривающей совместные и согласованные военные действия против одной Германии или главным образом против Германии. Российская концепция исходила из необходимости более широкого и общего политического соглашения, предусматривающего согласованные действия обоих государств в разных частях света и во всех случаях, затрагивающих интересы одного из государств, причем вопрос об Австрии имел не меньшее значение, чем германский вопрос. Необходимо подчеркнуть, что это были не личные позиции Буадефра и Обручева, а правительственные точки зрения.

Переговоры велись на протяжении июля и августа 1891 года. Французская делегация по необходимости должна была принять поправки, которые вносила русская сторона. Выработанный проект в существенных пунктах отвечал той концепции, которая была сформулирована Обручевым во время его июньских переговоров с Буадефром. Но редакция соглашения в целом и отдельных формулировок взаимными усилиями была усовершенствована.

После того, как был установлен окончательный текст соглашения, он был облачен в форму обмена письмами между министрами иностранных дел обеих сторон; отсюда в дипломатической истории и название соглашения - "Соглашение Гирс-Рибо". Обмен письмами был проведен через русского посла во Франции барона Моренгейма (21, с. 194).

Если определять юридическую форму соглашения, то здесь мы полностью согласны с авторами "Истории дипломатии" - это был консультативный пакт. В тексте письма Гирса к Моренгейму от 21 августа 1891 года, которое он должен был передать Рибо, указывалось: "Положение, созданное в Европе откровенным возобновлением (договора) Тройственного союза, и приобщение Великобритании, более или менее вероятное, к политическим намерениям этого союза, явилось причиной того, что во время недавнего пребывания здесь г-на Лабуле между мной и бывшим послом Франции состоялся обмен мнениями, с тем чтобы определить образ действий, который в данной конъюнктуре и перед лицом некоторых возможных событий мог бы всего лучше подходить каждому из двух правительств, каковые, не входя ни в какую лигу, искренне хотят тем не менее обеспечить сохранение мира самыми действенными гарантиями". Это своеобразное введение включало в себя все необходимые оттенки для характеристики основ соглашения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Скульптура и резьба в конце XV-XVI века
Для скульптуры конца XV - XVI века характерны два направления: одно традиционное, связанное с искусством XV века; другое новаторское - реалистическое. Первое представлено памятником с большим количеством костяных иконок - Киликиевским кре ...

Начало боевого пути
В "Словаре достопамятных людей Русской земли" историк Бантыш-Каменский писал: "Ушаков Федор Федорович, сын бедного дворянина древней фамилии Федора Игнатьевича Ушакова, служившего коллежским регистратором, родился в 1744 го ...

Внешняя политика России в конце XIX — начале XX вв.
Главное положение в правительстве при выступлении Николая II на трон занимали К.Победоносцев и С.Витте. Первый в течение 25-ти лет был обер-прокурором Святейшего Синода, правил русской церковью (а идеологически — всем государством) и явля ...