Европейское направление французской дипломатии в конце XIX в.
Страница 4

Материалы » Европейское и колониальное направление французской дипломатии конца XIX-начала XX вв. » Европейское направление французской дипломатии в конце XIX в.

Уже с начала 1891 года шли упорные слухи о возобновлении на новый срок Тройственного союза. В июне выступления Рудини и Вильгельма II подтвердили эти догадки. Весьма распространенным было мнение о том, что Англия присоединилась к Тройственному союзу. Афишированное возобновление Тройственного союза, особенно при вероятном присоединении к нему Англии, делало настоятельной необходимость создания ему противовеса. В этой ситуации царское правительство становилось более сговорчивым в своих переговорах с французским. В развитии франко-русских отношений наступал новый, важный этап (40, с.72).

25 июля 1891 года к рейду Кронштадта подошла французская эскадра под командованием адмирала Жерве. Этот визит французской военной эскадры стал открытой демонстрацией франко-русской дружбы. Французские гости были встречены с большим радушием в Кронштадте, в Петербурге, в Москве, куда выезжала делегация французских моряков. Их встречала вся официальная, сановная Россия во главе с Александром III. Может быть, наибольшее впечатление на современников произвело обстоятельство вполне частного порядка: император Александр III с обнаженной головой прослушал исполнение французского национального гимна - "Марсельезы". Все было известно, что за гласное исполнение этой песни в России можно было попасть не только на допрос, но и в ссылку. То есть это был "символический жест", означавший "примирение царизма с Французской республикой" (26, с.212).

Одновременно с этими внешними демонстрациями франко-русской дружбы, за кулисами, в тиши дипломатических кабинетов велись интенсивные переговоры.

Еще 4 (16) июля Лабуле, французский посол предложил Гирсу два пункта, которые, по его мнению, могли бы служить "выражением принципов согласия между Россией и Францией". Гирс счел необходимым на докладе императору 23 июля доложить ему о французских предложениях. Он не решился оспаривать предложения французского правительства и оба его главных пункта:

1) установление сердечного согласия между обеими державами, со всеми практическими следствиями, и 2) соглашение о мерах, которые надо совместно принять в случае, если мир будет нарушен одной из держав Тройственного союза.

Александр III по докладу Гирса одобрил и идею соглашения с Францией в целом, и оба пункта соглашения (24, с.92).

Переговоры в Петербурге были в известной мере облегчены тем, что примерно за 3-4 недели до этого, в июне, генерал Обручев имел ряд важных бесед в Париже с генералом Буадефром. Этот обмен мнениями показал взаимную заинтересованность сторон в объединении их сил для отпора возможной агрессии со стороны Тройственного союза, а также в том, что для этого уже созрели все предпосылки. Вместе с тем, выявились и различия в планах соглашения между двумя странами. Франция хотела свести соглашение к военной конвенции, предусматривающей совместные и согласованные военные действия против одной Германии или главным образом против Германии. Российская концепция исходила из необходимости более широкого и общего политического соглашения, предусматривающего согласованные действия обоих государств в разных частях света и во всех случаях, затрагивающих интересы одного из государств, причем вопрос об Австрии имел не меньшее значение, чем германский вопрос. Необходимо подчеркнуть, что это были не личные позиции Буадефра и Обручева, а правительственные точки зрения.

Переговоры велись на протяжении июля и августа 1891 года. Французская делегация по необходимости должна была принять поправки, которые вносила русская сторона. Выработанный проект в существенных пунктах отвечал той концепции, которая была сформулирована Обручевым во время его июньских переговоров с Буадефром. Но редакция соглашения в целом и отдельных формулировок взаимными усилиями была усовершенствована.

После того, как был установлен окончательный текст соглашения, он был облачен в форму обмена письмами между министрами иностранных дел обеих сторон; отсюда в дипломатической истории и название соглашения - "Соглашение Гирс-Рибо". Обмен письмами был проведен через русского посла во Франции барона Моренгейма (21, с. 194).

Если определять юридическую форму соглашения, то здесь мы полностью согласны с авторами "Истории дипломатии" - это был консультативный пакт. В тексте письма Гирса к Моренгейму от 21 августа 1891 года, которое он должен был передать Рибо, указывалось: "Положение, созданное в Европе откровенным возобновлением (договора) Тройственного союза, и приобщение Великобритании, более или менее вероятное, к политическим намерениям этого союза, явилось причиной того, что во время недавнего пребывания здесь г-на Лабуле между мной и бывшим послом Франции состоялся обмен мнениями, с тем чтобы определить образ действий, который в данной конъюнктуре и перед лицом некоторых возможных событий мог бы всего лучше подходить каждому из двух правительств, каковые, не входя ни в какую лигу, искренне хотят тем не менее обеспечить сохранение мира самыми действенными гарантиями". Это своеобразное введение включало в себя все необходимые оттенки для характеристики основ соглашения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Консолидация русского общества в ходе Отечественной войны 1812 года
Великий русский народ имеет яркую многовековую историю самоотверженной борьбы за национальную независимость своей Родины. Много раз ему приходилось героически отражать нападения иностранных захватчиков, которые пытались поработить нашу ст ...

Восстановление и развитие народного хозяйства CCCP в послевоенные годы (1945 - 1953 гг.). Международная «Оттепель» первых послевоенных лет
Война, расколов мир на два враждующих лагеря, великой победой вновь соединила его, наглядно продемонстрировав приоритет общечеловеческих интересов над классовыми. Обстановка в мире и сам климат международных отношений изменились. Временно ...

Антинародная позиция национальной буржуазии
Национальная буржуазия стремилась использовать революционную борьбу народов в своих классовых интересах. Она мечтала об автономии, чтобы безраздельно грабить свои народы, но, так, же как и русская буржуазия, она боялась победы трудящихся, ...