Династия Ангелов в Арте и Неопатре и победы греческого императора
Страница 5

Материалы » Династия Ангелов в Арте и Неопатре и победы греческого императора

Ликарио из мести предложил свои услуги императору Михаилу, впустил греческие войска в замок Анемопиле и вызвал таким образом жестокую войну терциеров с Византией. Получив известие о славной победе герцога афинского и его фессалийского союзника при Неопатрэ, терциеры, воодушевленные этим геройским подвигом к походу с своей стороны, выслали флот против греков. С ним соединились также суда из Крита

В заливе Альмирос при Деметриаде они нанесли поражение адмиралу Филантропеносу. Но случилось так, что во время этого морского сражения разбитый при Неопатрэ Иоанн Палеолог, при отступлении искавший соединения с адмиралом, появился с остатками своего войска в заливе. Он тотчас же посадил на свои галеры, которые пристали к берегу, свои войска, возобновил битву и совершенно уничтожил уже уверенный в своей победе эвбейский флот.

Гульельмо II с многими рыцарями пал в ожесточенном рукопашном бою, тогда как брат его Франческо и другие бароны, а также члены дома Санудо попали в плен. Второй брат Гульельмо Джиберто с трудом спасся на галере в Негропонт. Весть об этом несчастье повергла остров в ужас; ожидали ежеминутно высадки Иоанна Палеолога. Герцог афинский переслал туда поэтому из Беотии с поспешностью войска. К счастью, византийский полководец не был в состоянии продолжать свою победу, он, наоборот, должен был отправить остатки своего разбитого при Неопатрэ войска вместе с пленными латинцами в Константинополь, где он вследствие своего мрачного настроения удалился в частную жизнь.

Между тем Ликарио продолжал в Эвбее ожесточенную войну с возрастающим успехом. В немного лет он отнял у франков крепость Каристос, ленное владение Сиконов, много других укрепленных замков и городов, а также несколько островов Архипелага, так именно, Лемнос, вследствие чего венецианцы много потеряли.

Греческий император в награду за его дела дал ему Эвбею в лен и сделал его своим великим адмиралом. Почти весь Негропонт был во власти Ликарио, исключая столицы, где венецианцы, хотя и старались защитить свою колонию, но, связанные перемирием с Палеологами, оставались спокойными зрителями событий.

Только Жан Афинский в 1278 г. лично переправил свои войска, соединил их с остатками эвбейского рыцарства под начальством Джиберто и бросился против греческого и каталонского наемного войска Ликарио при Варонде. Он проиграл сражение; пораженный стрелой, больной подагрой герцог упал с коня; он сам, раненый Джиберто и многие другие бароны были взяты в плен.

Город Негропонт в то время спас венецианский байльи Никколо Морозини, который решил его защищать; явился также Яков де ла Рош, барон Велигости и капитан Аргоса и Навплии с свежим войском на остров, куда его послал Гильом, который был назначен заместителем своего находившегося в плену брата. Известие о большом поражении византийского генерала Иоанна Синаденоса, разбитого при Фарсале себастократором неопатрейским, Удержало между тем Ликарио от дальнейших нападений на Негропонт. Он с своими пленными отправился на корабле в Константинополь. Когда они были приведены к императору, то вид увенчанного теперь славой и почестями изменника, ненавистного ему зятя, так глубоко потряс гордого Джиберто, что он, пораженный ударом, упал мертвым.

Как некогда Вилльгардуен, так теперь Жан Афинский находился в тюрьме в Константинополе, и судьба его была в руках того же самого увенчанного славой восстановителя греческой империи. Он был, впрочем, более счастлив, чем князь ахайский, так как Михаил VIII по многим соображениям вынужден был обходиться с своим высокородным пленником снисходительно: его отношения к папе по поводу соединения церквей, страх перед Карлом Анжуйским, который как раз в это время готовился к войне с Константинополем, наконец вышеупомянутое тяжкое поражение, которое потерпели его войска в Фессалии.

Герцог Жан был избавлен от той внутренней трагической борьбы, которая выпала на долю князю ахайскому. Вместо того чтобы потребовать от него хоть бы только части его владений, — и именно наиболее важным для Греции было восстановление владения ею Аргоса и Навплии, — император был вынужден прийти к постыдному признанию, что он не может теперь маленькому франкскому владетельному князю поставить тех условий, которым двадцать лет перед тем должен был подчиниться гордый князь Пелопоннесский. Михаил VIII, напротив, очень искал дружбы герцога афинского, который ему лично полюбился. Он предложил ему руку своей дочери, которую Жан отверг; он удовольствовался выкупом в 30 ООО золотых солиди и обещанием вечного мира и отпустил с почетом пленника и его товарищей по несчастью.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Год коренного перелома или герои 1942
Разгром фашистских войск под Москвой показал, что выиграть войну Германия уже не сможет, но она ещё обладала мощными вооруженными силами и экономическими ресурсами. Поэтому гитлеровское командование продолжало строить авантюристические пл ...

Южное направление во внешней торговле России (Византия)
Помимо Церкви, князей и армии еще одна социальная группа Киевской Руси находилась в постоянных взаимоотношениях с византийцами: купечество. Мы знаем, что русские купцы в большом количестве приезжали в Константинополь с начала десятого век ...

Воеводина в составе империи Габсбургов в конце ХУШ века – 1914 г.
Социально-политическое положение сербских земель монархии в первой половине XIX в. Современная автономная республика Воеводина в составе Союзной Республики Югославии расположена на территории, которая до 1918 года входила в империю Габсб ...