Изменения традиционной структуры Казахстана период становления административно-командной системы.  НЭП как недолговременная альтернатива социально-экономическому и политическому кризису
Страница 4

Материалы » Социально-экономические аспекты традиционной структуры Казахстана в 20-30 годы ХХ века »  Изменения традиционной структуры Казахстана период становления административно-командной системы.  НЭП как недолговременная альтернатива социально-экономическому и политическому кризису

В соответствии с постановлением по республике намечалось конфисковать 700 хозяйств, имевших свыше 400 голов скота (в переводе на крупный) в кочевых районах, более 300 - в полукочевых и свыше 150 - в оседлых. Кампанию планировалось завершить к 1 ноября 1928 года (позднее ее продлили на 10 дней). Согласно документам об итогах кампании, фактически конфискации было подвергнуто 696 хозяйств, из них 619 высланы за пределы округа проживания. У них было экспроприировано около 145 тысяч голов скота (в переводе на крупный), большая часть которая была передана неимущим хозяйствам.

Между тем анализ опубликованных статистических материалов, показывает, что конфискованного и «поровну» перераспределенного скота далеко не всегда хватало, чтобы подтянуть бедняцко-батрацкие хозяйства до приемлемых, с точки зрения задач нормального ведения хозяйства, размеров. Например, по Каркаралинскому округу конфискованный скот получили 198 бесскотных хозяйств, 1374 хозяйства с обеспеченностью скотом от 1 до 5 гол. и 27 хозяйств, владевших поголовьем в 6-7 един. По самым грубым подсчетам, для наделения всех этих хозяйств до сколько-нибудь приемлемой нормы требовалось в совокупности 12 139 гол. скота. Между тем было передано всего 2065 голов, то есть дефицит составил более 5 тысяч единиц. В Кзыл-Ординском округе дефицит определялся в размере 9 тысяч. Так же было и в других округах. Статистика эта означает только одно: значительную часть хозяйств не удалось наделить скотом в приемлемых для ведения хозяйства размерах. Получив лишь несколько единиц скота, эти хозяйства не могли включиться в общину на более или менее паритетных началах, а потому расставались с надеждой повысить свой социальный статус (вскоре полученный по конфискации скот продавался или резался). И хотя на бумаге такое хозяйство числилось уже в середняках, по своей сути оно оставалось все тем же зависимым элементом структуры, но эксплуатировавшимся уже на другом уровне. На этот факт в свое время обращал внимание директивных органов Т. Р. Рыскулов [47].

Конфискация представлялась однозначно позитивной акцией, ибо, как декларировалось в постановлениях, преследовала задачу освобождения аула от гнета «кровопийц-эксплуататоров». Однако в ходе проведения конфискации так называемые комиссии содействия очень часто выходили за пределы предписанной инструкции и обращали свой взор на просто богатые и зажиточные хозяйства, где было 300-400 и более овец, но которые не могли выжить вне общинной кооперации. Для поборников же классовой борьбы и социальной справедливости такое количество скота представлялась сверхбогатством, подлежащим незамедлительной конфискации с последующей передачей бедняцким хозяйствам.

В результате с экспроприацией такого «аульного бая» многочисленные общины утрачивали столь обязательную для воспроизводства средств производства и производства необходимого продукта концентрацию стада, а потому вскоре разорялись и нищали. Другие общины разорялись в силу изъятия у них того скота крупного бая, который был в свое время передан им на правах сауна. Финал был тот же. Эскалация силовой политики в конце 20-х годов нашла отражение и в фискальных мерах, когда в поисках средств для индустриализации государство резко ужесточило налоговый режим. Тяжелый налоговый пресс «опустился» на аул и деревню Казахстана. Так, уже в 1927-1928 хозяйственном году 4% зажиточных и кулацких хозяйств были вынуждены заплатить 33% всей суммы начисленного на крестьянские хозяйства сельхозналога. Средняя сумма налога на хозяйство с облагаемым доходом свыше 1000 рублей исчислялась в деревне в размере 239 рублей. В ауле такое хозяйство платило в среднем 323 рублей В результате в 1927-1928 года 0,6 крупных скотоводческих хозяйств уплатило 25 % всей суммы начисленного по скотоводческим районам налога.

Помимо этого вводилось так называемое самообложение. В Петропавловском уезде, например, сумма денежных средств, внесенных по самообложению кулацко-байскими и зажиточными хозяйствами, составила от 100 до 400% по отношению к уже уплаченному ими сельхозналогу. В аулах Урдинского уезда Уральской губернии на байские хозяйства было начислено по «самообложению» от 500 до 1200 рублей В следующем, 1928-1929 окладном году сельскохозяйственный налог возрос на 98,8%, хотя налоговая база выросла несущественно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Закон о гомстедах. Ликвидация рабства
В мае 1862 года правительство Линкольна провело в Конгрессе закон о гомстеде, которого в течение двух с лишним десятилетий добивались фермеры и рабочие. Гомстеды - участки земли на Западе, предоставлявшиеся каждому американскому граждани ...

Разрушение общины.
Первым актом нового правительства стал указ от 9 ноября 1906 г. Его стержневой идеей было раз­рушение крестьянской общины путем разрешения свободного выхода из нее любого домохозяина. Выходящий из общины крестьянин получал в частную собст ...

Роль СССР в послевоенном устройстве мира
Одним из важных вопросов международной политики стал вопрос о послевоенном устройстве мира. В 1946 г. по нему разгорелись острые дискуссии между бывшими союзниками. В странах Восточной Европы, оккупированных советскими войсками, складывал ...