Позиции России, Англии и Франции по вопросам о проливах
Страница 4

Материалы » Турция и проливы во внешнеполитических интересах России в 1914-1918 гг. » Позиции России, Англии и Франции по вопросам о проливах

Другая выгода, которая должна была бы быть извлечена в результате операции, носила дипломатический характер. Черчилль, как он рассказывал позднее, «рассчитывал, что, если и когда турецкие форты начнут падать, греки присоединятся к нам», что это «побудит Болгарию пойти на Адрианополь», и, «наконец, я уверен, что Россия… не останется безразличной к судьбе Константинополя и что дальнейшие подкрепления будут поступать от нее» [50, с. 180].

Вскоре нью-йоркская газета «Уорлд» опубликовала следующее заявление: «Россия – это будущий большой враг Англии… Усилия Англии овладеть Дарданеллами, захватить Константинополь и передать его самому большому сопернику Англии… является не чем иным, как политическим безумием» [38, с. 179].

Третьим и самым значительным выигрышем, который предполагалось получить в результате Дарданелльской операции, был выигрыш политический. Влиятельная группа членов кабинета во главе с Черчиллем уже давно рассматривала ее как важную наступательную операцию самостоятельного значения. Вся их политика была направлена на то, чтобы использовать превосходство морских сил для расширения Британской империи в странах Леванта. При этом основное значение имело обеспечение британских интересов в зоне проливов и Константинополя. Очевидно, важнейшей задачей операции являлось противодействие выполнению обещания, данного Сазонову, о том, что судьба этого района должна быть решена «в согласии с Россией». Но в основном, согласно русскому источнику, «цель всей Дарданелльской операции заключалась не в помощи России. Она заключалась в овладении Ближним Востоком Англией независимо от России и… против России., против установления ее владычества на проливах» [40, с. 107].

«Английская политика всегда преследовала цель не допустить Россию к Константинополю и проливам; мы боролись за это в Крымской войне… В настоящее время Англия намеревается захватить Константинополь, с тем чтобы, когда Англия и Франция смогут с помощью России выиграть войну, Россия при наступлении мира не получила бы Константинополь. Если бы это не соответствовало действительности, то какой же был смысл в посылке британских войск в Дарданеллы в то время, когда французские и британские войска находились в таком трудном положении во Франции, что Россия приносила неслыханные жертвы, чтобы выручить их?» [24, с. 114]. Такой краткий вывод об отношении России, сформулированный Эдуардом Греем, не мог бы быть изложен лучше в Петрограде. Об этом же сообщал итальянский посол Карлотти, телеграфировавший в Рим, что Великобритания предпочла бы действовать при взятии проливов «своими собственными силами». Когда Бьюкенен и Палеолог информировали Сазонова о предстоящей экспедиции, это произвело такой эффект, что, как вспоминает Сазонов, «мне с трудом удалось скрыть от них, как болезненно подействовало на меня это известие». «Я совершенно не допускал мысли, что проливы и Константинополь могут быть захвачены нашими союзниками, а не русскими войсками» [25, с. 143]. С другой стороны, никакие войска не могли быть посланы в поддержку англо-французской экспедиции в Дарданеллах. Полагали, что нет необходимости посылать какие-либо войска, так как Ставка «считала завладение проливами союзным флотом трудно осуществимым, почти невозможным».

Безразличие генералов к дипломатическим соображениям накладывало на министра иностранных дел России особые обязанности. Князь Трубецкой, посланник России в Сербии, в телеграмме следующим образом предостерегал Сазонова: «Завладение проливами (Англией и Францией) без нас было бы прямо пагубно… и в этом случае Константинополь стал бы в будущем могилою нынешнего нашего союза» [45, с. 117]. В письме, адресованном ему же, он обращал внимание на то, что «неудачное разрешение вопроса отразилось бы у нас не такими последствиями, как какой-нибудь министерский кризис. Вся Россия потребовала бы отчета в том, за что проливается кровь наших близких» [50, с. 118].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Развитие партизанского движения и против германских захватчиков.
Кровавый режим не сломил воли белорусских людей. Они поднялись на всенародную войну против фашистских захватчиков. Было это в первые дни войны. Суровое время для всей нашей страны. Фашисты уже захватили Минск, рвались к Смоленску, чтобы о ...

Социально-правовая программа политики просвещенного абсолютизма
Содержание программы отражается в проведении ряда реформ. Екатерина II чувствовала необходимость «свежих перемен», многие мероприятия екатерининского правительства (а порой с инициативой самой императрицы) несут на себе печать просвещенно ...

Ход военных действий на Кавказском фронте.
Кавказский театр войны представлял три направления, изолированные друг от друга горами, сходившиеся у важного турецкого административного центра — Эрзерума, очень слабо укрепленного. В небольшом удалении от русской границы они заграждалис ...