Позиции России, Англии и Франции по вопросам о проливах
Страница 4

Материалы » Турция и проливы во внешнеполитических интересах России в 1914-1918 гг. » Позиции России, Англии и Франции по вопросам о проливах

Другая выгода, которая должна была бы быть извлечена в результате операции, носила дипломатический характер. Черчилль, как он рассказывал позднее, «рассчитывал, что, если и когда турецкие форты начнут падать, греки присоединятся к нам», что это «побудит Болгарию пойти на Адрианополь», и, «наконец, я уверен, что Россия… не останется безразличной к судьбе Константинополя и что дальнейшие подкрепления будут поступать от нее» [50, с. 180].

Вскоре нью-йоркская газета «Уорлд» опубликовала следующее заявление: «Россия – это будущий большой враг Англии… Усилия Англии овладеть Дарданеллами, захватить Константинополь и передать его самому большому сопернику Англии… является не чем иным, как политическим безумием» [38, с. 179].

Третьим и самым значительным выигрышем, который предполагалось получить в результате Дарданелльской операции, был выигрыш политический. Влиятельная группа членов кабинета во главе с Черчиллем уже давно рассматривала ее как важную наступательную операцию самостоятельного значения. Вся их политика была направлена на то, чтобы использовать превосходство морских сил для расширения Британской империи в странах Леванта. При этом основное значение имело обеспечение британских интересов в зоне проливов и Константинополя. Очевидно, важнейшей задачей операции являлось противодействие выполнению обещания, данного Сазонову, о том, что судьба этого района должна быть решена «в согласии с Россией». Но в основном, согласно русскому источнику, «цель всей Дарданелльской операции заключалась не в помощи России. Она заключалась в овладении Ближним Востоком Англией независимо от России и… против России., против установления ее владычества на проливах» [40, с. 107].

«Английская политика всегда преследовала цель не допустить Россию к Константинополю и проливам; мы боролись за это в Крымской войне… В настоящее время Англия намеревается захватить Константинополь, с тем чтобы, когда Англия и Франция смогут с помощью России выиграть войну, Россия при наступлении мира не получила бы Константинополь. Если бы это не соответствовало действительности, то какой же был смысл в посылке британских войск в Дарданеллы в то время, когда французские и британские войска находились в таком трудном положении во Франции, что Россия приносила неслыханные жертвы, чтобы выручить их?» [24, с. 114]. Такой краткий вывод об отношении России, сформулированный Эдуардом Греем, не мог бы быть изложен лучше в Петрограде. Об этом же сообщал итальянский посол Карлотти, телеграфировавший в Рим, что Великобритания предпочла бы действовать при взятии проливов «своими собственными силами». Когда Бьюкенен и Палеолог информировали Сазонова о предстоящей экспедиции, это произвело такой эффект, что, как вспоминает Сазонов, «мне с трудом удалось скрыть от них, как болезненно подействовало на меня это известие». «Я совершенно не допускал мысли, что проливы и Константинополь могут быть захвачены нашими союзниками, а не русскими войсками» [25, с. 143]. С другой стороны, никакие войска не могли быть посланы в поддержку англо-французской экспедиции в Дарданеллах. Полагали, что нет необходимости посылать какие-либо войска, так как Ставка «считала завладение проливами союзным флотом трудно осуществимым, почти невозможным».

Безразличие генералов к дипломатическим соображениям накладывало на министра иностранных дел России особые обязанности. Князь Трубецкой, посланник России в Сербии, в телеграмме следующим образом предостерегал Сазонова: «Завладение проливами (Англией и Францией) без нас было бы прямо пагубно… и в этом случае Константинополь стал бы в будущем могилою нынешнего нашего союза» [45, с. 117]. В письме, адресованном ему же, он обращал внимание на то, что «неудачное разрешение вопроса отразилось бы у нас не такими последствиями, как какой-нибудь министерский кризис. Вся Россия потребовала бы отчета в том, за что проливается кровь наших близких» [50, с. 118].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Брюссельская конференция 1889 — 1890 гг
Во второй половине XIX в. на всем побережье Африки продолжали свою открытую деятельность крупные традиционные работорговые центры. Исключение составлял Золотой Берег, где находились английские форты (голландские здесь были скуплены британ ...

Начало революции. Революция весной — летом 1905г.
В своем развитии революция прошла несколько этапов, историки считают, что их было три: I этап: январь — сентябрь 1905 г. — начало и развитие революции по восходящей линии; II этап: октябрь — декабрь 1905 г. — высший подъем peволюции; I ...

Второй этап работорговли (1640 — 1807)
Со второй половины XVII в. торговля рабами возрастала и ее организация совершенствовалась. Первые проявления организованной системы торговли африканскими невольниками через Атлантику были связаны с деятельностью крупных коммерческих компа ...