Новый этап в историографии войны 1812 года (начало 60-ых – настоящее время). Документальные публикации и исследования историков войны 1812 года (60-е – 80-е гг.)
Страница 6

Материалы » Нашествие Наполеона на Россию 1812 года в работах советских историков XX века » Новый этап в историографии войны 1812 года (начало 60-ых – настоящее время). Документальные публикации и исследования историков войны 1812 года (60-е – 80-е гг.)

Л.Г. Бескровный поставил цель всесторонне показать военные и экономические возможности России, выяснить «материальные основы побед русской армии и поражений армии Наполеона».2 В его книге проанализирован и обобщен значительный фактический материал, в том числе архивный, и показана роль экономического фактора на разных этапах войны».

В исследовании опровергнуто бытовавшее в нашей литературе мнение о том, что в военно–экономическом отношении Россия значительно уступала Франции и ее союзниками не была подготовлена к войне. По некоторым видам производства (железа, меди, орудий, боеприпасов, пороха) русская промышленность превосходила французскую.3

Оценивая состояние вооруженных сил России накануне войны 1812 года, другой советский историк Л.П. Богданов писал: «… русская армия не уступала по численности и подготовке сильнейшим армиям европейских государств».1

По мнению автора, вооружение русской армии в 1812 году «вполне не отвечало уровню того времени».2

За последнее время советские историки поставили и разрешили ряд спорных военно – стратегических вопросов эпопеи 1812 года. Прежде всего это относится к выяснению планов и сил сторон.

В нашей литературе длительное время преобладало мнение о том, что Россия готовилась к войне по плану прусского генерала Фуля. На основе изучения разнообразных источников В.В. Пугачев опроверг это утверждение и показал, что процесс выработки русского стратегического плана был значительно более сложным.3

Наряду с планом Фуля, в котором речь шла об операциях в ходе войны, существовал план подготовки будущего театра военных действий, разработанный военным министром М.Б. Барклаем де Толли. 2 февраля 1810 года этот план был утвержден Александром I.

А.Н. Кочетков привел интересное письмо Барклая Александру I, из которого видно отрицательное отношение военного министра к фулевской затее.4

Эти факты подтверждают вывод В.В. Пугачева о том, что «план Фуля как таковой не сказал серьезного воздействия ни на подготовку к войне, ни на ход военных действий»5.

Но в 12 – томной «Истории СССР», изданной в конце 60- х годов, утверждалось, что «русские войска были обречены действовать по заведомо порочному плану» Фуля, а план Барклая даже не упоминается.6

В советской историографии стратегический план вторжения Наполеона в Россию специально не изучался. Тем не менее, в литературе прочно утвердилось мнение о том, что задолго до вторжения французский полководец принял решение овладеть Москвой. Например, Л.Г. Бескровный писал: «Действительные намерения Наполеона состояли в том, чтобы начать наступление на Москву».1 П.А. Жилин подчеркивал: « С самого начала Наполеон готовился овладеть Москвой»2.

Но как считает Б.С. Абалихин, «такая трактовка первоначального плана Наполеона противоречит историческим фактам. Свою главную задачу Наполеон видел в том, чтобы разгромить русские армии поодиночке в приграничных сражениях и продиктовать России выгодный для него мир»3.

Он ссылается на слова Наполеона, которые он говорил, находясь на острове СВ. Елены: «Я никогда не думал даже, чтобы было возможно составить подобный план (наступления на Москву.-Авт.). Я писал, что русские будут оборонять Литву, и надеялся выиграть сражения, если они примут его».

Такого же мнения придерживается А.З. Манфред: «Ни в одном из официальных документов французского командования начала войны нельзя найти никаких упоминаний о Москве. Мысль о глубоком вторжении, о проникновении в глубь Российской империи первоначально исключалась Наполеоном»4.

Почему же в ходе войны московское стратегическое направление для Наполеона стало главным?

Например Л.Г. Бескровный приводил следующие объяснения: «во–первых, путь наступления проходил через Литву и Белоруссию, где шляхта в своем большинстве была настроена профранцузски. Это сулило возможность создания спокойного тыла. Во–вторых, это выводило к самому важному экономическому и политическому центру страны, каким являлась вторая станица России – Москва. В–третьих, оно не требовало участия морских сил».1

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

XXIII съезд КПСС. Профсоюз и экономическая реформа
Борьба за создание материально-технической базы коммунизма была ключевым направлением деятельности профсоюзов и в восьмой пятилетке. «В соответствии с решением мартовского и сентябрьского Пленумов ЦК КПСС 1965 года, XXIII съезда партии в ...

Бахрушин Александр Алексеевич
(1824 - 1916) Семейство Бахрушиных было одним из самых уважаемых в купеческой Москве. Их называли "профессиональными благотворителями". В 1915 году Александр Алексеевич продал городу Москве земельное владение в Серпуховской ча ...

Немецкая реформация от Нюрнбергского мира 1532 года до настоящего времени
Нюрнбергским договором было постановлено, что до окончательного решения обе стороны должны соблюдать мир. Аугсбургское исповедание было дозволено, хотя на другие новые учения дозволение это не распространялось. Протестанты считали такое п ...